Произошел второй в истории хирургии случай, когда военные хирурги «разминировали» раненого бойца. Оба раза операционное поле реально превращалось и в минное поле. Первый раз гранату на боевом взводе извлекли в 1986 году на Афганской войне.

Эти героические операции беспрецедентны, в истории хирургии такого раньше не было. В обоих случаях все члены хирургических бригад шли на неимоверный риск. Вот как это было в обоих случаях.

Взорваться могли и боеприпас, и аорта

Участника СВО младшего сержанта Николая Пасенко доставили в Военный госпиталь МО России им. П. В. Мандрыка, развернутый на базе районной больницы в городе Валуйки в Белгородской области. Везти больного в центральный госпиталь было нельзя по двум причинам.

Во-первых, в любое время мог взорваться чудом не сдетонировавший боеприпас, пробивший ребра, легкие и застрявший у позвоночника между аортой и нижней полой веной вблизи сердца. А во-вторых, могли в любое время «взорваться» и сосуды рядом с ним. Аорта — это самая большая артерия в организме человека, и давление здесь самое высокое — остановить кровотечение из нее нельзя. Нижняя полая вена — тоже самая большая вена, и она находится так глубоко, что пережать ее практически невозможно.

Это говорит о том, что операция сама по себе, если бы извлекать нужно было не боеприпас, готовый вот-вот взорваться, а простой осколок, была бы сложнейшей и рисковой. Подполковник медицинской службы госпиталя им. П. В. Мандрыка Дмитрий Ким отметил эту опасность, подчеркнув, что малейшее неправильное движение хирурга влево или вправо могло привести к смерти пациента из-за кровотечения. А на вопрос о том, как медики согласились пойти на такой риск, он ответил просто и без пафоса: «Потому что это наша работа. Мы фанаты своего дела. Когда боеприпас оказался в ведре с песком, все выдохнули, улыбнулись… и рассмеялись».

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *